Название: «Аригена, Аришок, Арикун»
Фэндом: Dragon Age: Origins
Персонажи: Аригена, Аришок, Арикун. Разные.
Рейтинг: G
Категория: джен,
Жанры: повседневность, AU (в пределах канона), пропущенная сцена,
Размер: Миди, 4170 слов
Статус: закончен
Тайминг: Прегейм-постгейм, 6:20 — 9:45
Саммари: Альтернативный взгляд на завоевательные походы кунари в Тедасе.
ficbook


«Аригена, Аришок, Арикун»



Приблизительно год 6:20 по летоисчислению Тедаса.
Кунантааш, Северный архипелаг.


В небольшой комнате, выходящей окнами на залитый солнцем сад, находилось трое. Очень старая женщина с тёмной, почти бронзовой кожей, закутанная в замшевое пончо, и двое мужчин. Неподвижно сидящий однорогий кунари, матёрый, с множеством шрамов; и относительно молодой, в белой накидке, шитой сильверитовыми нитями, с серебряными подвесками в ушах. Каменный стол, вокруг которого они сидели, пустовал. На нём не было привычных стопок бумаг и письменных принадлежностей. Только керамический кувшинчик, небольшие чаши и поднос с хлебцами. Эта встреча была скорее неформальным общением, нежели рабочим собранием членов Триумвирата кунари.

Кувшинчик с травяным настоем источал тонкий, бодрящий аромат. Аригена аккуратно придержала крышку, наполнила чашки. Разломила хлебец на три части.

— Благодарю, — отозвался однорогий.

Аригена села. Никто из мужчин к хлебу не прикоснулся.

— Так какое решение ты примешь, Арикун?

Вопрос был совершенно не праздный. Кунари, по прогнозу Арикуна, грозил наиболее крупный кризис за всю историю с момента объединения.

— «Shok ebasit hissra…» Но мы всё же боремся. И мы стали слишком сильны. В мире, где прощаются ошибки, нельзя требовать безошибочности.

— То есть? — переглянувшись с Аришоком, по возможности мягко спросила Аригена.

— «Меняющий мир, меняется вслед за миром», — снова процитировал писание Арикун, поднимая чашу и вдыхая ароматный пар.


Аригена нахмурилась, взглянув на безмятежное лицо философа. Она привыкла рассматривать проблемы с практической стороны, не превращая решения в многословные диспуты. Есть правила, сложившиеся под влиянием сурового окружающего мира. Простые непреложные правила, без соблюдения которых кунари не выжили или влачили бы жалкое существование. Что ж, благодаря им кунари стал сильны, распространились по всему архипелагу. Старые законы и правила устарели и стали тесны для них, как стали тесными острова. С точки зрения Аригены в этом не было ничего удивительного. Арикун же видел в этом угрозу существованию Кун, но философия удел учителей и хранителей, ремесленники и изобретатели занимаются другими вещами.

— Арикун, — Аригена осторожно прервала его размышления. — Эволюция — это естественный процесс. Как технологии устаревают вслед за развитием науки, так и законы должны меняться вслед за изменением условий жизни.

— И что плохого в том, что вопрос выживания не стоит ни перед кем? — проворчал Аришок. — Нашему народу ничто не угрожает. Кунари сильны и в этом наша заслуга.

— Кун — это путь. К цели можно дойти разными путями, и не всегда эта конечная цель будет одинакова. Но останемся ли мы Кун Ари, если наш Кун изменится? Не свернём ли мы с Пути, изменив его, и не будем ли бесцельно блуждать в тумане?


Слова Арикуна вызвали у Аригены тихий вздох. Предыдущая Арикун, старуха с восточных островов, умела ставить точные задачи, не перекладывая принятие решений Триумвирата на чужие плечи. Её преемник был мудр и проницателен, но, увы, пока не слишком опытен. Женщина расправила складки накидки и проронила:

— Технологии можно законсервировать искусственно. В ряде случаев это необходимо, когда промышленность и общество не готовы к последующим изменениям.

— Интересная аналогия, — задумчиво наклонил голову Арикун и серебряные подвески в его ушах издали еле слышный перезвон. — «Не ветер гасит волны, но волны ветер…» Попытаться контролировать внутренние изменения потребностей общества…

— …искусственно подстраивая внешние условия, — с облегчением закончила Аригена, ступив в привычную область практического моделирования.

Аришок шевельнулся, сложил подбородок на переплетённые пальцы и пристально посмотрел на неё. Медленно сказал, перекатывая слова языком, точно пробуя их на вкус:

— Внешние условия? Война. С кем? Кунари не должны воевать с кунари. Проклятье сааребас больше не угрожает нам.

— Зачем с кунари? Можно разведать, что находится за морем, — возразила Аригена. Она встала, подошла к искусно вырезанной на стене карте, указала на кромку нижних островов. — Мы знаем, что здесь волны иногда выбрасывают на берег обломки не наших кораблей. Значит, за морем должна быть пригодная для жизни территория. Мы можем колонизировать новые земли. Найти новые источники полезных ископаемых. Расселиться.

— Антаам не захватчики. И не убийцы. Антаам — это защитники народов Кун. Арваарад не будет отпускать на волю сааребас. Не мне напоминать Арикуну, что гласит учение.

Аригена искоса взглянула на лидера воинов, потом на философа, вздохнула тихонько. Вернулась за стол, долила себе в чашку настоя и спокойно произнесла:

— Но те, кто живет за морем — не Кун Ари. Так в чём проблема? И кто знает, может, если мы расселимся, сааребас станет меньше рождаться или их проклятье станет менее разрушительным?



***



Год 6:47 по летосчислению Тедаса.
Кунантааш, Северный архипелаг.


— Но мне нужны пушки большего калибра и более толстые броневые листы! — Аришок угрожающе навис над столом, как скала над приливной волной.

— А мне нужно больше металла! — запальчиво ответила Аригена, — откуда я возьму столько руды? Из воздуха?

— Паршаара! — взревел лидер воинов. — Женщина, я завоевал тебе рудники и прииски! Я дал тебе шахты! Сегерон и Пар Воллен твои! Чего ещё ты хочешь?

— Я хочу, чтобы Антаам перестал при захвате промышленных объектов разносить инфраструктуру! — Аригена вскочила с кресла, и с вызовом уставилась на Аришока. Это зрелище вызвало усмешку у Арикун, которая в прошлые времена была одной из лучших тамассран-селекционеров. Мужественный, широкоплечий Аришок с бугрящимися мышцами и застывшая перед ним изящная и тонкая, как тростинка, Аригена. «Возможно, — подумала Арикун, — пока ещё Аригена в детородном возрасте, её стоит отстранить от поста и приказать понести от Аришока? Потомство получится отменным. Надо будет на досуге обдумать это детальнее».

— Сядьте. Ведёте себя, как неразумные бас.

Аришок спокойно сел под яростным взглядом Аригены, так и оставшейся стоять.

— Разве защищает толщина брони, а не её прочность? — спокойно спросила Арикун, жестом указывая Аригене на кресло. Женщина дёрнула бровью, но повиновалась. Ответила нехотя:

— Я не могу гарантировать, что с заменой литеен производство металла моментально увеличится. В этой ситуации тупое наращивание толщины броневых листов… Об этом вообще можно разговор не поднимать. Это самое глупое, что можно предложить.

— И всё же. Ты радуешь нас вестью о новой стали и просишь скорректировать планы наступления, задержать его. Мы ждём объяснений.

Аригена раздражённо дёрнула ртом.

— Этот новый принцип проката стали нужно сперва внимательно рассмотреть, изучить перед внедрением. Литейщикам нужно время, чтобы верно оценить перспективы изобретения, выяснить насколько это выгодно — реконструировать плавильни. Может, это окажется ошибкой…

— Война не будет ждать. Я требую эту новую сталь немедленно! — отрывисто произнёс Аришок, глядя в сторону.

— Паршаара! Пока я Аригена, решать такие вопросы буду я! Обсуждение закончено!

Женщина резко встала и направилась к дверям.

— Пока ты складываешь лён с руками атлоков, там, за проливом, погибают бойцы Антаама, — сказал Аришок вслед лидеру ремесленников. Сейчас он выглядел на свой возраст — уже немолодой мужчина, прошедший через множество боев и уставший от ответственности. — Сааребас гонят впереди себя толпы басра. Они не воины, всего лишь необученные дитрази, но их много, очень много. Как бы они ни были слабы, они берут числом. Карастен может убить десяток таких, но одиннадцатый ранит его, а двенадцатый убивает. Дай мне новые пушки и новую броню. Я прошу.

Аригена, уже протянувшая руку к двери, замерла на мгновение.

— Я… Я попробую сделать всё, что в моих силах. Но не жди от меня чуда.


Когда дверь закрылась, Арикун искоса взглянула на Аришока.

— Мне кажется, беспокоиться не о чем. Аригена вспыльчива, но упорна. К твоему возвращению, ручаюсь, опытные образцы уже будут тебя ждать. Что ещё мы не обсудили?

— Сомневающиеся. Некоторые кунари считают вторжение ошибкой. Что мы отклоняемся от пути Кун.

— От Пути невозможно отклониться, выполняя волю Триумвирата, — улыбнулась старуха. — Я знаю, что есть те, кто считает, что Триумвират искажает волю Кослуна. Они заблуждаются.

— Но они отказываются выполнять приказы. И они готовы покинуть Антаам.

— Даже так? Может, это мои тамассран ошиблись, когда решили, что эти кунари должны попасть в Антаам?

— Я не знаю. Иногда я сам задумываюсь, зачем мы ведём эту войну. Если сомневающихся не удастся убедить, то… — Аришок покачал головой, не закончив фразу. — Это будет неправильно, что одни кунари поднимут оружие против других.

— Верно, — проронила Арикун и замолчала. Ей тоже предстояло сделать то, что было выше её сил. Надо было придумать, как удержать Кун Ари от распада.



***



Год 6:82 по летосчислению Тедаса.

Кунантааш, Северный архипелаг.




Аригена немного опоздала к началу собрания Триумвирата. В последнее время сильнее кололо в боку от хождения по крутым лестницам, хоть в самом деле пристраивай подъёмник к дому Триумвирата.

Открыла дверь, кивком поприветствовала Арикун. Та сидела на своём кресле, чуть отодвинувшись от каменного стола, на котором Аришок расстелил карты. Мужчина тряхнул гривой ей в ответ, вернулся к своему рассказу.

Странное дело, но смотреть на Аришока было почему-то неприятно. Вроде бы она сама выбрала и одобрила его кандидатуру на этот пост, и не было с ним никаких разногласий, в отличие от его предшественника, но почему-то, за годы работы с ним так и не прошло странное чувство отторжения. Раздражала его энергичность, хотя он не был ни шумным, ни излишне молодым. И, кажется, эта лёгкая антипатия была взаимной.

— Что я пропустила важного? — спросила Аригена, грузно садясь на своё место.

— Совершенно ничего. Схема продвижения войск отмечена здесь. Острова Сегерон и Пар Воллен, полуостров и побережье континента полностью наши. Территория отсюда и досюда, — палец с отточенным ногтем повторил начерченную линию, — контролируются полностью. Сааребас-басра сопротивляются, однако если сконцентрировать силы, их столицу можно будет взять к концу следующего года.

— Слишком быстро, — проскрипела Арикун, словно кто-то прошелся по рассохшимся половицам.

Аришок с некоторым высокомерием выдвинул подбородок.

— Что?

— Ты слишком быстр. Мы подавимся, — пояснила старуха. — Тамассран не смогут обучить такое количество кабетари.

— Вздор. Антаам за пять лет моего руководства завоевал больше, чем все компании до того. Заставь ашкаари обучить больше тамассран, Арикун.

Жрица нахохлилась, становясь похожей на старую больную ворону. Аригена вздохнула. Вопреки её ожиданиям, Арикун не среагировала на выпад Аришока. Не самый хороший знак. Характер главы философов с годами становился всё сложнее и в отличие от Аришока, Аригена слишком хорошо знала, что когда Арикун молчит, то не стоит на неё давить.

— Нет, — старуха резко повернула голову, холодно уставившись на Аришока холодными и не по возрасту прозрачными глазами. — Тамассран — это самое важное, что у нас есть. Иначе кунари перестанут быть Кун Ари. Серых становится всё больше. Если мы распылим учителей, чему мы сможем учить? Виддатари не смогут познать путь Кун, они станут теми, кто будет лёгкой добычей для соблазнов Серых.

— Тогда найдите тех, кто может выявлять Серых до того, как они ими стали! Создайте Бересаад среди тамассран! — неодобрительно отозвался Аришок, не замечая предостерегающего взгляда Аригена. Женщина, не выдержав нарастающего в зале напряжения, кашлянула, привлекая к себе внимание.

— Аришок, если у тебя нет вопросов, которые требуют моего внимания или внимания Арикун, то ты пойдёшь и отдохнёшь от дальней дороги. Своё решение касательно опережения тобой стратегии продвижения Кун мы сообщим завтра.

Воин внимательно посмотрел на присутствующих и решил прислушаться к этому приказу-рекомендации. На какое-то время в зале воцарилась тишина.


— Распадается… — пробормотала вполголоса Арикун.

— Прости, не расслышала?

— Триумвират распадается.

Аригена промолчала. Наверное, она согласилась бы с Арикун. Традиция изменения состава Триумвирата требовала, чтобы замены не проводились одновременно. Если бы не внезапная гибель Аришока, Арикун ввела в Триумвират своего преемника. Потом сменился бы Аришок. Потом она – Аригена. Но случайная, глупая смерть главы Антаама спутала все планы.

— Кажется, мы обе ошиблись с этим Аришоком. Я совсем стара стала, раз не смогла разглядеть, что он не годится для этой должности. Задержалась на своём посту. Да и тебе пора бы готовить замену, вижу же, что работаешь только на упорстве.

— Что мы будем делать?

Арикун тяжело вздохнула.

— Сейчас важнее решить проблему лихорадки на Пар Воллене и придержать Аришока. Если он станет неуправляемым… Крыс нельзя загонять в угол. Басра объединятся и начнут ответное наступление. Ты видела когда-нибудь атакующего сааребаса, который принял в себя проклятые силы? — неожиданно спросила старуха. Аригена с отвращением вздрогнула. — А когда их несколько десятков? Нет? И он не видел. Я, когда была девочкой, видела и я сделаю всё что можно, чтобы этого не повторилось. Аришок не понимает, что это такое, когда сааребас отдаются своему проклятому дару и убивают всё живое в округе...

Аригена посмотрела на карту, на которой оставалось слишком много пятен, контролируемых бас. Для неё это были не тыловые бесполезные зоны, а то самое ценное, что позволяло бас воевать и сопротивляться - области земледелия, рудники, линии снабжения, пусть и искаженных в своей основе беспричинной жаждой наживы.

— Если басра начнут атаковать нас вместе, это станет для нас проблемой.

— Не станет. Удержать Аришока в рамках моя задача, — жёстко ответила Арикун. — Либо он задержит завоевание. Либо у нас опять будет новый Аришок.



***



Год 7:17 по летосчислению Тедаса.

Кунадар, Пар Воллен.




Дождь за окном барабанил не переставая. Комната, так похожая на комнату в доме Триумвирата на далёком Архипелаге, была не освещена, в ней царил приятный глазу полумрак.

Арикун постукивал пальцами по столешнице, вызывая раздражение Аришока. Шло важное обсуждения противодействия басра, Аригена раз за разом предлагала решения, генерируя разнообразные идеи, отбивая их, словно кожаные мячи об стену. Всё не то, близко, но не то… А тут ещё эта дробь… Раздражает.

— У меня есть решение, которое устроит Триумвират, — растягивая слова, произнёс Арикун. — Если басра используют сааребас, то и мы сможем использовать их. Двойная польза. Это позволит использовать наших сааребас против их, и позволит нашим сааребас пройти дорогой Кун до конца.

Аришок и Аригена замерли. Такого предложения они не ожидали.

— Что это? Шутка?

Арикун легко встал, подошёл у окну, вытянул руки, подставляя их под капли дождя. Белые рукава накидки мгновенно намокли, прилипли к серебристой коже, но философ словно этого не заметил.

— Вы замечали, что с тех пор, как мы закрепились в Пар Воллене, стало рождаться больше сааребас?

— Я думаю, это как-то связано с лихорадкой с континента, — проворчала Аригена. — Лекари поговаривают, что нам стоит уйти назад.

— Назад? Нет. Нам стала нужна эта война. Если мы повернём, то всё, что было сделано, окажется сделанным зря.

— Скажем проще, после того, как мы стали терять флот, сааребас-басра не оставят нас в покое, — дополнил Аришок.

Арикун пожал плечами, словно этот аргумент был для него несущественным.

— Вы помните, ради чего началась экспансия?

Аригена тряхнула гривой косичек.

— Помню. Соглашусь, если отступим, ничем хорошим это не кончится. Рудники архипелага истощены. Дерево и даже глину приходится привозить из колоний, вы это знаете не хуже меня. Сами же голосовали за перенос ставки Триумвирата на Пар Воллен. Колонизировать восточные пустоши и одновременно удерживать южные земли... Я не уверена, что мы сможем.

— А зачем удерживать? Сааребас… здесь их рождается слишком много, а местные бас слишком грязны и отвратительны, чтобы иметь с ними дело. — Аришок брезгливо передёрнул плечами. — Хуже датрази. Грязные крысы, называющие себя воинами… Они нападают на наши торговые корабли, разрушают поселения и убивают мирных жителей. Они бесконечно далеки от пути Кун. В самом деле, почему бы не уйти?

— Потому что я это не позволю, — резко повернувшись, отрезал Арикун. — Мы не сможем перевезти всех кунари и виддатари на острова. Мы не имеем права бросать тех, кого научили идти путём Кун. А кто потерян для Кун, а кто еще нет — решать будут тамассран, а не солдаты. Поэтому мы не уйдём с юга.

— Арикун, Аришок, мы обсуждаем проблему предателей-серых, которые переходят на сторону басра, — напомнила регламент Аригена. — Планы колонизации восточных пустошей предлагаю обсудить позже. Увеличение популяции сааребас тема важная, Арикун, я это не оспариваю, но ни твои, ни мои люди не могут на неё повлиять. Давайте заниматься теми вопросами, которые принципиально решаемы.

— Я уже сказал, пусть Аришок усилит Антаам арваарадами и сааребас.

Аришок уставился на молодого мужчину недобрым взглядом.

— Ты в своём уме? Ты предлагаешь использовать эти проклятые способности рядом с моими людьми? Ты хочешь, чтобы демонические отродья разговаривали с ними, разлагая?

Арикун довольно улыбнулся и снова отвернулся к окну, подставляя ладони под капли дождя.

— Я разве не говорил, что мои люди нашли способ держать сааребас на поводке? Теперь каждый боец-арваарад в безопасности. Как и все те, кто находится с ними рядом. Ты можешь испробовать их на штурме какого-нибудь города. Сааребасы, в отличие от артиллерии, мобильны и не требуют боеприпасов. Возьми Оствик. Южный мыс под Антивой. — подсказал Арикун на память, даже не поворачиваясь к карте мира. — Оттуда можно забрать Киркволл, и тем самым басра лишатся транзита и возможности пополнять арсеналы. А ты, Аригена, можешь испробовать использовать сааребас в качестве зачарователей. В конце концов, мы должны дать возможность стать кунари даже тем, кто отмечен проклятием. А что до Серых… Аригена, тот порошок, квамек, подавляющий волю, я хочу использовать его в лагерях перевоспитания.

— Но он ядовит для других рас… И его действие на них необратимо... — ответила женщина в лёгком замешательстве.

— Необратимо? Замечательно.



***



Год 7:52 по летосчислению Тедаса.

Кунадар, Пар Воллен.



Заседание затянулось за полночь, Аришок метался по комнате, так энергично взмахивая рукой, что, казалось, его раны неминуемо раскроются и повязки окрасятся кровью.

— Сядь.

Воин не отреагировал.

— Чего мы этим добились? Ничего!

Арикун, проводив Аригену до выхода, закрыл за ней дверь. Вернулся к столу, но вместо того, чтобы сесть в кресло, присел на край стола, с несколько раздражённым видом наблюдая за ярящимся Аришоком.

— Я не вижу поводов для паники. Всё в норме, так и должно быть. Оборона Пар Воллена развёрнута, …

Договорить он не успел, Аришок с рычанием рванулся к нему, занёс кулак. Арикун не шелохнулся, даже когда кулак замер у кончика его носа.

— Паршаара! Мальчишка! Бойцов Антаама выжигают проклятой магией, флот почти уничтожен, линии снабжения прорваны! А ты сидишь как ни в чём ни бывало, и говоришь что «всё так и должно быть?».

— Сядь и успокойся. Иначе истечёшь кровью. Ты – Аришок. Ты сила Кун, его меч и щит, — Арикун тщательно выговаривал каждое слово, словно он обращался не к главнокомандующему армией кунари, а к несмышлёному ребёнку. — Я говорю что делать – ты и Аригена делаете это. Не лезь на стезю учителей. Это не то, в чём ты разбираешься. Твоё дело – отступить в Лломерин. Как это было запланировано.

— Но там гибнут мои люди!

— Они часть Кун и я скорблю о их смерти. План состоит в том, чтобы медленно отступить на полуостров, оставляя басра в максимальном напряжении. Ты меня понимаешь?

— Но как мы можем обнажить Сегерон? Надо выдавить Серых оттуда, я это сделаю с лёгкостью, только…

— Тссс, — поднял палец Арикун и Аришок замолчал, моргнул удивлённо глазами.

— Мы создали мир, в котором для бас есть только один путь – стать Кун Ари или умереть. Басра глупы. Серые, которые отринули путь Кун, не важны для нас, они уже умерли, когда стали бас. Зато для кунари путь всегда ясен. Бойцам Антаама всегда найдётся, куда приложить силу, ремесленникам всегда будет для кого производить оружие и броню. Бен-Хассрад обучают виддатари и кабетари. И Сегерон пусть остается для тех отступников, которые не хотят быть кунари. Пусть они сражаются за свою никчёмную жизнь, с басра или против них. Для кунари это безразлично.



***



Год 9:27 по летосчислению Тедаса.

Кунадар, Пар Воллен.




Арикун пил лечебный отвар маленькими глотками, не обращая внимания на тревожные взгляды Аригены и Аришока.

— Если подытожить, эта лихорадка имеет отношение к тому, что бас называют Мором, — закончил доклад Аришок.

— Аригена? Продвинулись ли вы дальше?

— Нет, Арикун. Выявлена зависимость, при которой происходит инфицирование и последующие мутации, но влиять на начавшийся процесс мы не можем. Хуже того, на определённой стадии заболевания инфицированные начинают заражать окружающих. Приходится сжигать не только трупы, но и вещи, с которыми больной постоянно контактировал. Всех прибывающих с Сегерона осматривают, но всё равно инфицированные появляются на архипелаге и Пар Воллене. Есть комбинация из экстрактов трав, которая уменьшает риск заражения, но излечение уже заболевших до сих пор не возможно.

— Значит, продвинуться так и не удалось… — эхом отозвался морщинистый жрец. — Если сложить с теми прогнозами, по которым в ближайшие годы начнётся этот Мор, то это становится важнейшей для нас задачей. Если люди не лгут, то проклятое развращение сааребас ничто по сравнению с Мором. Нам нужно понять, что это такое. Аришок, твои разведчики должны собрать всю возможную информацию об этом Море. Не считайся ни с чем.

— Но проникновение отрядов Бересаада на территории басра будут воспринято, как объявление войны.

— Значит, сделай так, чтобы они не были замечены. И даже если так – это не твоя забота, а моя. Действуй.



***



Год 9:34 по летосчислению Тедаса.

Кунадар, Пар Воллен.



Только что избранная Аригена сидела в комнате, запустив пальцы в гриву растрёпанных серебристо-серых волос. Вчера она была всего лишь старшей помощницей будущей преемницы и никогда не думала, что будет сидеть в этом небольшом зале, за каменным столом, за которым писал сам Кослун.

Ситуация уникальная для Триумвирата. За морем погиб Аришок, так и не сумев вернуть похищенную у него реликвию. Узнав об этом, Арикун скоропостижно скончался. Никто не ожидал этого - он казался вечным, старик с железным характером и кристально чистым умом, никогда не пользовавшийся записями, и так и не начавший готовить преемника. И разумеется, совершенно никто не был готов к тому, что глава ремесленников со всем своим сопровождением погибнет в восточных колониях на испытаниях нового оборудования для вскрытия рудоносных жил.


Бумаги слева - это кандидатуры на посты Аришока и Арикуна. Ей надо выбрать двоих, самых лучших, самых перспективных и работоспособных. Как будто к званию Аригены вместе с полномочиями и обязанностями автоматически прилагаются необходимые знания и опыт. Бумаги справа - письма и доклады, адресованные Арикуну. Их вскрыла и принесла его помощница, если так можно назвать ту, в чьи обязанности входило сопровождать жреца-философа и следить, чтобы его целебные отвары были всегда горячие. Тихая и несуетливая женщина с очень маленькими, почти подростковыми рожками, добрый десяток лет была тенью Арикуна и воспринималась Аригеной, как его неотъемлемая часть.

— Так значит, это всё ложь? — Аригена не могла поверить прочитанному. — Вся война это всего лишь способ держать кунари под контролем?

— Я бы назвала это иллюзией, — мягко ответила жрица. — Я подозревала подобное. Слишком всё было гладко.

— И тогда понятно, почему мы так вяло топчемся на Сегероне, хотя оружия и амуниции на складах столько, что Антаам бы захватил и остров и весь континент года за два.

— И понятно, почему так быстро в Триумвирате меняются Аришоки.

— Получается, что Кун властвует над миром уже полтора века? Раз уж мы могли взять этот мир в свои руки, но не сделали этого?

— Можно сказать и так, — согласилась жрица. — Мы остановились, чтобы всегда была граница, за которой живут басра и ведут свою нечестивую жизнь, показывая кунари всю мерзость заблуждений тех, кто отверг Кун. Их пример настолько ненавистен и противен кунари, что никто не усомнится в верности наших законов и правил.

— Ага, а напряжение на границе даёт возможность стравливать пар. И из-за него никто из бас даже не пытался сотрудничать с нами и учиться пути Кун. Не нравится мне это, — проворчала Аригена. Она постучала пальцем по листам с ровными столбцами имён и названий городов. — Ты эти списки читала? Адресовано бывшему Арикуну. Позапрошлому, в смысле. Не понимаю, если мы имеем шпионов и диверсантов во всех городах и странах басра, почему мы позволяем этой грязи существовать и отравлять мир? Мы сильны, а басра прогнили настолько, что готовы убивать сами себя... Почему мы не берёмся это исправить, если мы можем это сделать?

— У меня сердце обливается кровью, когда я думаю о тех людях, которые оторваны от Кун. Ведь им не дали возможности встать на правильный путь. Пусть они и бесконечно далеки от идеалов Кун, но это не повод лишать их последнего шанса.

— То есть, ты считаешь, что это... как это? Эгоистично?

— Мне кажется, — женщина спокойно поправила Аригену, — что когда-то давно была совершена ошибка.

Аригена с удивлением посмотрела на жрицу.

— То есть ты считаешь, что Арикун ошибались? Ты, ашкаари, находишь решения Триумвирата неверными?

— Да. — Ответ прозвучал твёрдо и уверенно. — Мы должны нести Кун всему миру, чего бы это ни стоило. А не стоять в стороне и наблюдать, как их жадные церкви лгут и поощряют сааребас осквернять магией мир, растлевая и извращая демоническими силами. Ведь Кослун говорил, что нельзя сопротивляться силам природы, надо идти по течению, изменяясь вместе с миром...

Жрица оборвала себя и испуганно замолчала.

— Скажи, — медленно начала Аригена, по прежнему не отнимая рук от головы.— Чем твои слова отличаются от слов Серых, что призывают свергнуть Триумвират, отвернувшийся от пути Кун и исказивший его? Как ты с таким мировоззрением оказалась здесь, в Новом Доме?

— Моё мировоззрение полностью устраивало Арикуна, — твердо ответила женщина. — Я ашкаари, и никто не сомневается в моём виденье и знании Кун.

— Хочешь быть Арикун?

Женщина просияла, но потом сникла.

— Аришок вряд ли одобрит войну... Конечно, настроения в Антааме разные, но...

Аригена не выдержала и расхохоталась:

— Где это видано, чтобы воины отказывались воевать?

— В любом случае, — покачала головой жрица, — никто не поймёт резкой смены курса. Триумвират никогда...

— Что Триумвират "никогда"? Никогда не отчитывался о принятых решениях? Я с сегодняшнего утра Аригена. Ты, если согласишься, с завтрашнего дня станешь Арикун. Мы уже две трети Триумвирата. И если мы хотим уничтожить мерзость, источаемую басра, то мы должны действовать, как говорил Кослун. Вот ты и найди среди кандидатов в Аришоки того, кому можно доверить очищение этих выгребных ям. А я приложу все силы, что бы обеспечить Антаам всем, что понадобится для вторжения.



***



Год 9:58 по летосчислению Тедаса.

Кунадар, Пар Воллен.



Комната с каменным столом пустовала. На террасе, выходящей в сад, сидели две женщины-кунари, неуловимо похожие друг на друга. Одна с густыми серо-седыми косами, вторая коротко подстриженная, и если не смотреть ей в лицо, походила на подростка.

— Как ты думаешь, что будет с нами?

— Мы состаримся и умрём.

— Нет, я имею в виду кунари.

Аригена едва заметно улыбнулась.

— «Ataash varin kata», — процитировала она философским тоном. — Всё что мы делаем, мы делаем для победы Кун.

— Я начинаю задумываться о роли Серых. Получается, хоть мы и ненавидим их всей душой, но они нам нужны?

— Получается, что нужны. С тех пор, как мы очистили южный континент, Тедас, от гнили сааребас, только Серые и примкнувшие к ним басра позволяют хоть чем-то занять Аришока и Антаам.

Арикун задумчиво почесала себя под левым рогом и продолжила:

— Но ты ведь не думаешь, что мы ошиблись, когда форсировали завоевание? Признаюсь, эта мысль занимает меня всё больше и больше. У нас не осталось внешних врагов. Образ жизни кунари, увы, построен на преодолении внешнего давления. Если Серые будут уничтожены, придётся что-то придумывать, что бы Антаам не заскучал. Боюсь, что наш народ через десяток лет будет ждать кризис.

— И что ты предлагаешь?

— Увы, ничего. На наш век работ по преобразованию Тедаса хватит. А вот нашим преемникам придётся озаботиться экспансией на запад. В конце концов, там тоже могут жить басра, не знающие Кун.



@темы: фэндом "Dragon Age: Origin", фэндом "Dragon Age: Awakening", фэндом "Dragon Age 2", Сюжет - политика, Сюжет - отношения, Статус - закончен, Рейтинг - G, Размер - Midi, Жанр - Missing scene, Жанр - AU, Gen, Arishok, Ariqun, Arigena